Иммиграция – путь в никуда

В Канаду стремяться многие. Причем, не столько в Канаду, сколько “оттуда”,  от хамства,  нищеты,  произвола и нестабильности. Стремяться работящие, оптимистичные люди, которые верят в себя и свои силы.  В таком случае,  откуда же берутся тысячи наших соотечественников, сидящих на велфере,  люди,  которые разочаровались в Канаде и в собственной жизни. Где они,  вчерашние иммигранты – оптимисты?

Когда у человека есть работа, или он недавно приехал или недавно работал,  но по каким то причинам остался без работы,  он сохраняет позитивный взгляд на жизнь. Позиция примерно такая: работы – завались, в крайнем случае можно пойти временно на черную работу, такая есть всегда, а потом подняться.
Идут месяцы. Человек начинает понимать, что хорошая работа есть, но желающих на нее еще больше. Человек стучится во все двери, но двери обиты мягкой драпировкой, даже стука не слышно. И деньги подходят к концу, как и оптимизм. Тогда человек уже начинает искать любую работу.  Вдруг оказывается, что даже на мытье посуды стоят очереди.

С этого момента начинает меняться взгляд.  Человек уже видит не мир сияющих офисов и дорогих машин, а мир цехов,  кухонь и строек, фастфудовский интерьер.  А деньги уже кончились. Начинается период стресса,  затяжного стресса,  период полной неопределенности и не уверенности в завтрашнем дне. Главными становятся вопросы о том, где взять деньги и что делать дальше. Они давят как кирпич каждую минуту, приземляя взгляд,  нагибая его к земле.

Пока суть да дело, человек садится ма велфер (не обязательно). И вдруг, о чудо, человек находит работу на заводе/стройке. Работает несколько недель/месяцев, появляются деньги. Вроде бы достаточные деньги, чтобы хорошо жить, но то, что составляло основу человека, его систему ценностей и представлениий о самом себе, уходит. Остается монотонная жизнь. Работа, после которой одна мечта – поспать. После работы и в выходные уже нет ни сил ни желания что то искать, куда то идти, к чему то стремиться. Время делиться на 2 части: время на работе и время отдыха от работы. Человек начинает понимать, что это тупик,  замкнутый круг,  из которого не понятно как можно вырваться.

В то же время, человек понимает, что жить так – чуть лучше, чем жить на велфере в материальном плане, но во всех остальных отношениях это не жизнь, это борьба за выживание. Поэтому когда работа кончается, человек  садится на велфер и остается на нем. В материальном плане человек проигрывает, но зато он сохраняет надежду когда нибудь найти свое место, хорошее и достойное место.
Когда эта надежда умирает, мы уже имеем совсем не того жизнерадостного человека, который готов на многое и перед которым открыты все дороги. Остается только тот, кто просто существует уже ни на что не надеясь, день за днем. Силы ушли, свет померк.

В иммиграции быстро начинаешь понимать, что силы – не резиновые. Предел есть у каждого. Проблема в том, что очень часто силы приложены не туда, и на изменения их уже не хватает. Либо силы приложены в правильном направлении, только ситуация изменилась и правильное направление – другое. Поэтому проблема не в том, что многие не могут или не хотят изменить ситуацию к лучшему. Проблема в том, что не известно, где будет лучше и в каком направлении идти.

Стресс,  дизориентация,  депрессия,  отчужденность.  Вот вы и в Канаде.

Похожие статьи

Вверх